- Киевский Лечебно Консультационный Центр на Смоленской-8. Лечение алкоголизма, наркомании, игромании

(044) 457-46-83, 456-04-21, 594-08-23

Home » Статьи » Научная статья: Особенности скрытой суицидальности у больных опийной наркоманией

Научная статья: Особенности скрытой суицидальности у больных опийной наркоманией

Зарицкий М.Г., Любарец О.В. , Шаповал Т.А.

Городской лечебно-консультативный центр ( г. Киев)

 Эффективность терапии больных с опийной зависимостью напрямую связана с выявлением внутренних паттернов поведения (личностных  установок) пациента, которые определяют его отношение и к болезни и к самому лечению. В то время как первоочередное внимание уделяется технической стороне различных методик лечения, по нашему мнению недостаточно оценивается  наличие аутодеструктивных установок у больных опийной наркоманией. По современным представлениям химические зависимости рассматриваются как  одно из проявлений аутодеструктивного поведения (вариант «продленного суицида») (3.5.6.). Несмотря на то, что  внешние проявления суицидального поведения (завершенные и незавершенные суициды) при наркоманиях  описаны давно, латентным их формам не уделяется должного  внимания (1.2.4). Между тем,  своевременное выявление скрытых  форм  суицидальности и их оценка позволит прогнозировать эффективность лечения и будет способствовать уменьшению риска реализации суицида.  

При традиционном наркологическом сборе анамнеза выявлению таких  форм поведения не уделяется должного внимания и, соответственно, упускаются  из внимания связанные с ними риски.   Цель настоящей работы состояла в  изучении данного явления и его влияния на процесс лечения.   

Материалы и методы

Под наблюдением находились  32 больных опийной наркоманией, получавшие амбулаторное лечение в режиме дневного стационара, которое включало курс бупренорфина 0.03% (средняя  дневная доза — 4.0 мл)  в сочетании с транквилизаторами (средняя суточная доза сибазона 0.5% – 6.0 мл), антидепрессантами, малыми нейролептиками и общеукрепляющими средствами. Средняя продолжительность лечения составляла 12 дней. 

Отобранная группа испытуемых состояла из  23 мужского пола  и 9 женского. Средний возраст пациентов составил 24,3 года, а  средний стаж систематического употребления ацетиллированного опий сырца при среднесуточной дозе употребления 6 мл составил в среднем 4,3 года. У 18 пациентов в анамнезе были вирусные гепатиты В и С,  у 7 – ВИЧ-инфицирование. 14 испытуемых (44%) при неврологическом обследовании обнаруживали признаки органического поражения ЦНС (нистагмоид при крайних отведениях глазных яблок, положительный симптом Маринеску-Радовичи, элементы нарушения чувствительности). Большинство исследуемых  —  22 человека (69%) не имели постоянной работы, 23 исследуемых  (72%)  не  состояли в браке, 19 испытуемых (59% ) проживают в неполных семьях. Практически все пациенты имели случаи правонарушений  (от эпизодов задержания, до открытия уголовных дел).

Для исследования проявлений аутодеструктивности (скрытого суицидального поведения) нами были применены следующие методы исследования :

— Тестирование с применением шкалы самооценки уровня ситуационной и личностной  тревожности Спилберга-Ханина;

— Тестирование с применением Миссисипской шкалы самооценки адаптации к стрессовой ситуации (связанной с длительным употреблением ПАВ и сопутствующими социальными и личностными проблемами);

—  Тестирование по опроснику суицидального риска (модификация Т.Н. Разуваевой);

—  Анализ данных анамнеза  (эпизодов суицидального поведения за все время употребления ПАВ) на основе составленной нами анкеты-опросника, в который включены вопросы  на выявление в анамнезе эпизодов  парасуицидов, способов их реализации, мотивов их совершения, наличие  и обстоятельства  появления суицидальных мыслей.

Исследования проводились  на 3-4-й день лечения после купирования острых проявлений опийного абстинентного синдрома и подбора оптимальных (поддерживающих) доз бупренорфина, которая составила в среднем 2,0 мл дважды в день. Применение такой  дозировки способствовало  значительному уменьшению проявлений физического дискомфорта у пациентов и снижению их аффективной напряженности, позволяло достичь более доступного для   исследования состояния пациентов.

Результаты и их обсуждение

У большинства испытуемых (26 больных —  81%) отмечался высокий уровень  личностной и ситуационной тревожности, связанной  как с моментом лечения так и с длительным нахождением в статусе «больного наркоманией».

При самооценке уровня адаптации отмечалась наличие  дезадаптации у 17 пациентов  (53%), 13 человек (40%) оценивали свое состояние как  удовлетворительную адаптацию, 2 человека (7% ) отмечали умеренную дезадаптацию.

По результатам опросника суицидального риска (модификация Л.Н. Разуваевой) у 22 пациентов (69%) выявлен потенциально  повышенный  риск  суицидального поведения, который подтверждался   данными  анкеты-опросника. У  27 наблюдавшихся (84% ) наблюдались периодически возникающие  мысли-представления о возможности суицида. У 23 пациентов (72 %) имели место  суицидальные попытки в период употребления ПАВ.(табл.1)

Результаты исследования данных анкеты-опросника совершенных суицидальных  попыток (парасуицидов) выявил следующее (табл. 2). Парасуициды совершались преимущественно в промежутках между принятием «дозы».  Для 23 исследуемых совершивших парасуицид преобладающей мотивацией его совершения было – «уход из невыносимой ситуации»- 16 чел. (69%) , «реакцией протеста»- 12 человек  (52%); «демонстративная реакция» — 8 человек (35%). В подавляющем количестве случаев отмечалось сочетание нескользких  мотивов  с преобладанием ведущего.

Таблица 1 Результаты  тестирования

Уровень тревожностиТест Спилберга-Ханина Миссисипская шкала адаптации к стрессу Опросник суцидального риска (модиф. Т.Н. Разуваевой) Анкета–опросник суицидального риска
81% —высокий уровень личностной и ситуационной тревожности 53% —высокий уровень  дезадаптации 

40%-удовлетворительная

адаптация

 

7%- умеренная адаптация

69%-повышенный риск суицидального поведения 84%-мыслипредвставления возможности суицида. 72%- в анамнезе парасуицид

 Таблица 2.  Совершенные парасуициды

Мотивы совершения парасуицидов Формы проявления парасуицидов
Уход из невыносимой ситуации -69%Реакция протеста -52%Демонстративная реакция-35% Самопорезы -61%Передозировка-таблетированных препаратов-22%Самоповешение -8%

Падение с высоты-17%

Наиболее предпочтительным вариантом суицидальной попытки среди наблюдавшихся выявилось  нанесение   самопорезов внутренних поверхностей предплечий — 14 человек  (61%). Попытка сознательной передозировки (преимущественно таблетированными седативными препаратами)  была предпринята  5 пациентами (22%). Попытки  прыгнуть с высоты совершили  4 наблюдаемых (17%). Двое пациентов (8%) совершили попытки самоповешения.(табл. 2).  Семеро — (30%) совершали повторные суицидальные попытки, а у 5 из них изменился способ  их проведения  (самопорезы — отравление) Практически у всех испытуемых отмечались неоднократные случаи  вождения автотранспорта в состоянии  опьянения ПАВ. Несмотря на то, что больные, находящиеся на лечении,   подписывали  согласие о соблюдении правила режима, запрещающего вождение автотранспорта,  подавляющее большинство из них  игнорировали эти предписания, с  мотивацией «будь, что будет» и «я об этом не задумываюсь».

Анализ мотивов и результатов суицидальных попыток свидетельствовал о преимущественно демонстративно-протестном, шантажном  характере  их совершения, что подтверждалось выбором наименее «серьезных» вариантов попыток, их незавершенностью и наличием свидетелей, которые  могли вмешаться. Поводом для таких попыток  в большинстве случаев (18 человек — 78%)  послужили ограничения окружающими достижения сиюминутных целей  (обычно  связанных с получением средств на очередную дозу), сопровождались усилением аддикции к наркотику, нарастанием аффективного напряжения Другим распространенным поводом служила боязнь наказания за проступки (6 пациентов, 26%).

   Такое поведение подтверждалось данными о склонности наблюдаемых пациентов к преимущественно аффективно-возбудимым (27 случаев —  84%) и демонстративно-шантажным реакциям (24 случая, 75%), максимализму  (26 случаев, 81%),  инфантильно-экстрапунитивным  отношением к действительности (29 случаев, 90%), что  сопровождалось отсутствием реальных целей на будущее и мотивации к полному прекращению употребления наркотика  (тестирование по опроснику суицидального риска).

При этом повышенная суицидальность и декларируемое чувство  безысходности у испытуемых  блокировалось  наличием у большинства (25 чел., 78%) сдерживающих антисуицидальных факторов (табл. 3). 

Таблица 3.  Антисуицидальные факторы у наблюдаемых пациентов

Антисуицидальные факторы Количество случаев (%)
Нахождение на лечении бупреорфином 21 (65%)
Привязанность к близким 20 (62 %)
Работа/источник  дохода Работа/источник  дохода 18 (56 %)

Одним из главных факторов удерживания от суицидальных реакций для подавляющего большинства пациентов (21 чел., 65%)  являлось нахождение на лечении с применением бупренорфина. На втором месте (20 чел., 62%) декларировалась привязанность к близким (родители, дети) Третьим по значимости фактором  являлось наличие приносящей доход работы. (18 чел-56%).

Эти факторы создавали условную «стабильность», удерживающую от  суицидальных реакций.  При этом большинство испытуемых (28 чел. -87%), формально сознавая ущербность и уязвимость такого положения, не предпринимали  реальные попытки изменить ситуацию и полностью прервать зависимость от ПАВ. Предлагаемые альтернативные варианты (стационарная ускоренная детоксикация, последующий переход на препараты блокирующие опиатные рецепторы и  лечение в закрытых реабилитационных центрах) отвергались  под предлогом «занятости по работе», наличием  «срочных»  семейно-хозяйственных дел, отсутствием значимых  жизненных перспектив, «психологической неготовностью» полностью прервать употребление ПАВ.  В ситуациях, нарушающих эту нестойкую компенсацию (прерывание  курса бупренорфина, угроза разрыва отношений с близкими, потеря работы),  отмечалось усиление суицидальных тенденций, мыслей-представлений о смерти. Ситуация декомпенсации  сопровождалась   обострением влечения к наркотику, что выражалось в усилении агрессивного, демонстративно-шантажного поведения (вплоть до совершения суицидальных попыток) и, в конечном итоге, приводила к возобновлению приема наркотика  в возрастающих дозах.

Таким образом, на основании проведенного нами исследования можно сделать следующие выводы: 

1) У больных опийной наркоманией со стажем более 3-х лет  в большинстве  случаев выявляются признаки аутодеструктивного поведения, одним из проявлений которого является  латентная   суицидальность  в виде эпизодов незавершенных суицидов и постоянно присутствующих мыслей-представлений о смерти, а также другие проявления ауотодеструктивности (отсутствие установки на окончательное прекращение приема ПАВ, предпочтение заместительной терапии  всем видам лечения,   необоснованно рискованное и/или деликвентное  поведение, нарастающие признаки социальной деградации).

2) В большинстве наблюдений проявления латентной суицидальности  выражены у больных опийной наркоманией с изменениями личности по истеро-возбудимиому типу  и носят характер шантажно-демонстративного поведения, инфантильной реакции выхода из неприемлемой ситуации.

3) Описанные личностные изменения формируются  у лиц с признаками органической недостаточности, которая имела место  в преморбиде и/или была приобретена в процессе хронической интоксикации, а также у лиц, выросших  в неполных или неблагополучных семьях

3) Сдерживающими факторами реализации суицидального риска  являются сформировавшаяся  адаптация к статусу  «больного–наркомана» у испытуемых с длительным стажем заболевания. Такими адаптационными (сдерживающими) факторами являются элементы заместительной терапии, наличие  микросоциальных связей (семейные отношения чаще по типу созависимости) и относительно стабильного заработка. 

 4) При анализе терапевтического прогноза и решении вопроса о «радикализации» лечения  у больных опийной наркоманией необходимо уделять прицельное внимание сбору данных как о эпизодах  парасуцидов, так и о наличии компенсаторных (антисуицидальных)  факторов. 

5) Обострение аддикции на фоне поддерживающего лечения может свидетельствовать о  нарушения механизмов компенсации и, соответственно, о повышении риска  суицидального поведения.  

6) Наличие признаков обострения суицидальности требует изменений  в тактике лечения с назначением дополнительных  медикаментозных средств (нейролептиков, антидепрессантов) и активным включением  психокоррекционной работы, направленной на актуализацию или формирование  компенсаторных механизмов

Литература:

1. Власова, И. Б. Суицидальное поведение больных наркоманией / И. Б. Власова // Вопр. наркологии. – 2009. — № 2. – С. 23-28.

2. Агибалова Т.В., Смышляев А.В. Клинико-психопатологические особенности аутоагрессивного поведения у больных с зависимостью от опиатов. // Вопросы наркологии. – 2010. – №2. – С. 16-24.

3. Бисалиев Р.В.  Суицидальные и несуицидальные формы аутодеструктивного поведения у больных при опийной наркомании поведения :  Дис. докт. мед. наук / Р.В. Бисалиев М., 2005. — 101 с.

4. Меринов А.В. Шустов Д.И.  Скрытая  суицидальность у больных алкогольной зависимостью // Вопр. наркологии. – 2010.-N 5.-С.90-94

5. Пилягина Г. Я. Аутоагрессивное поведение: патогенетические механизмы и клинико-типологические аспекты диагностики и лечения. — Автореф. дис. … д-ра мед. наук: Киев, 2004. — 32 с. 

6. Pomela J.  Glenn R.  Responding  to Self-Injurious   Behaviour;  /The Evaluation and  Management of Drug –Related Crises// Emergencies in Mental Health Practice  1998

 

Особливості прихованої суіцидальності у хворих на опійну наркоманію.

Зарицький М.Г., Любарєц О.В., Шаповал Т.А.

Міський лікувально-діагностичний центр

( м. Київ)

 

Статтю присвячено вивченню особливостей прихованої суіцидальної поведінки у хворих на опійну наркоманію. Явище прихованої суіцидальності  недостатньо вивчено,  а  дані щодо частоти парасуіцидів виявляються заниженими. Розроблена методика виявлення прихованої  суіцидальності, вивчені  причини її  виникненя, форми проявлення та фактори,  які стримують суіцидальну активність. Запропоновані рекомендації щодо дій у разі зогострення суіцидальної поведінки під час лікування.

 

 

Особенности  скрытой суицидальности у больных опийной наркоманией.

Зарицкий М.Г., Любарец О.В. , Шаповал Т.А.

Городской лечебно-диагностический центр

( г. Киев)

 

Статья посвящена изучению особенностей скрытого суицидального поведения у больных опийной наркоманией. Явление скрытой суицидальности изучено недостаточно, а данные по частоте парасуицидов являются заниженными. Разработана методика изучения скрытой суицидальности, изучены причины ее возникновения, формы проявления и факторы, которые сдерживают суицидальную активность. Предложены рекомендации относительно действий в случае обострения суицидального поведения во время лечения.

 

Features of hidden suicidality in patients with opium drug addiction

M.G. Zarytskiy, O.V. Lubaretz,  T.A. Shapoval

City diagnostic and treatment center

Kiev

 

The article is devoted to studying of features of the hidden suicidal behavior in patients with opium drug addiction. The phenomenon of the hidden suicidality is studied insufficiently, and data on frequency of parasuicides are underestimated. The technique of studying of the hidden suicidality is developed. The reasons of its developing, form of manifestation and factors which constrain suicide activity are studied. Recommendations concerning actions in case of aggravation of suicide behavior during treatment are offered.

 

Comments are closed.